besar_en_la_mejilla
Детское ощущение мироздания сродни религиозному.

Детское одиночество - я говорю о чувстве -может сравниться только со старческим. Самый любимый ребенок в семье, как и обласканный всеми детьми и внуками дед, независимо от обстоятельств, может чуять этот космический холод еще - уже близкой бездны. Одни еще недалеко ушли, другие подбираются всё ближе.

Страшная досада и обида, вполне эгоистическая, поражает меня, когда вдруг узнаю,что умер кто-то,кого я знала, кто имел к моей жизни весьма косвенное, случайное, мимолетное отношение.
Неважно: этот человек, пусть на мгновение, был частью, хотя б и незначительной частью моей жизни. И вот он умер, его уже нет и никогда не будет. Исчезла вероятность того, что снова когда-нибудь он проскользнет в массовке моей жизни. Как же так! - вопиет все внутри меня, - ах, меня обобрали, отняли без моего ведома мое, - значит, мое имущество, моя жизнь - тает ?! Кто возместит мне убыток?!

Понимаешь,с детства варясь в нашем Вавилоне этносов, наций и народностей, мы знали, что человек может быть другим, более того: что он всегда другой, но надо, надо сосуществовать, раз некуда друг от друга не деться, что важнее всего - сосуществовать, что жизнь на этом стоит. И вот это самое умение понимать другого, как выяснилось в экстремальных условиях самых разных эмиграций, и есть - одно из лучших качеств блядской человеческой натуры...То, что на Западе называют безликим словом "толерантность"...Да не толерантность это,а - вынужденное милосерие, просто-напросто смирение своего "я", - когда понимаешь, что ты не лучше другого, а он - не выше тебя..

Но если верно, что душа бессмертна, и если наша жизнь - всего лишь прогулка, а тело мое мне выдано пройтись...-откуда этот стон гуляющей души? Не глянутся окрестности? Не нравится прикид? Жмут галоши счастья?...Так брось их, чрт возьми,сбрось эту ветошь, эту опостылевшую земную скорлупу, и гуляй себе, раскручивай небесную рулетку дальше, дальше...
....Нет, - сонет. тоскует, мечется и тяжело дышит душа: ей жаль этих рук, морщинок у этих глаз,и этих глаз самих, которые, ей-богу же, были весьма хороши совсем недавно, вчера - каких-нибудь лет двадцать пять назад!